Отделение кит филатовской больницы

Отделение кит филатовской больницы

Официальное название этого отделения – Отделение кардиохирургии и интенсивной терапии при Детской городской клинической больнице № 13 имени Н.Ф. Филатова. Это отделение открылось в январе 2008 года, и с тех пор там выполняются многие виды современных хирургических операций на сердце у детей. В этой статье мы попробуем взглянуть на работу этого отделения глазами его маленьких пациентов.

Отделение КИТ Филатовской больницы г. Москва оснащено самым современным оборудованием для проведения высокотехнологичных операций на сердце, и по сложности и эффективности выполняемых операций не уступает знаменитым кардиоцентрам нашей страны. В отделении применяется двух проекционная цифровая установка для ангиокардиографии компании Siemens, диагностическая аппаратура для эхокардиографии компании General Electric: Vivid-7, Vivid- 4, Vivid-i; Комплект аппаратуры компании Drager для проведения наркоза, для операционного и послеоперационного мониторинга жизненных функций и искусственной вентиляции легких. Отделение насчитывает 5 хирургических палат и 2 палаты интенсивной терапии, что позволяет одновременно обслужить до 25 пациентов и выполнять 250 операций в год.

По отзывам родителей которые общаются на форуме родителей детей с ВПС , бытовые условия в отделении КИТ достаточно комфортабельные: каждая палата имеет индивидуальный сан узел, кроме этого в каждой палате есть телевизор с DVD, в коридоре шкаф с детскими мультфильмами и книгами, для родителей предусмотрены мягкие раскладушки. Все палаты и коридор украшены изображениями героев мультфильма Смешарики. Кормят детей и родителей маленьких деток до 3-х лет (если остается суп или каша, могут покормить всех). Также можно воспользоваться чайником и СВЧ-печью в Сестринской комнате, есть холодильники. Все очень опрятно.

С ребёнком может находиться ухаживающий родитель, но только во время нахождения ребёнка в палате. В реанимацию и палату интенсивной терапии родители не допускаются, что плохо для нормального восстановления ребёнка. Для сравнения, в ДГБ1 Санкт Петербурга, а также в Томском НИИ кардиологии, родителей пускают к детям в реанимацию. Причём в Томском НИИ родителей вызывают в реанимацию даже ночью, когда ребёнок отходит от наркоза, потому что в такие моменты ребёнку очень важно чувствовать рядом с собой поддержку близкого человека. Присутствие родителей в реанимации, является важнейшим психологическим фактором, определяющим успех дальнейшей реабилитации ребёнка.

Во время нахождения ребёнка в отделении КИТ Филатовской больницы, его могут навещать родственники, однако только те, кто сдаст необходимые анализы. Примерный перечень анализов для родственника:

  • Кровь на ВИЧ и гепатит.
  • Анализ кала на кишечную группу,
  • Мазок из зева на дифтерию,
  • Справка от эпидемиолога об отсутствии контакта с инфекционными больными (за 3 дня).

Честно говоря, этот список анализов для родственников выглядит немного странно. Наверное не вызывает сомнения необходимость анализов на кишечную группу и мазок на дифтерию, поскольку эти заболевания могут представлять серьёзную опасность для детей в отделении. А вот про ВИЧ и гепатит – не понятно…

Ну например, какую опасность может представлять для отделения носитель ВИЧ инфекции? Она ведь передаётся только через кровь, либо половым путём, и легко уничтожается с помощью дезинфекции. Но ведь посетитель в отделении свою кровь нигде не оставляет, половым путём он там тоже ничего не передаёт, тогда зачем нужен этот анализ?

Тоже самое касается и анализа на гепатит: гепатит может передаваться через кровь, либо через руки если они загрязнены выделениями больного. Однако инкубационный период для гепатита составляет от месяца до года, тоесть даже в случае контакта с родственниками, ребёнок никак не может заболеть гепатитом находясь в отделении за такое короткое время. Конечно, ребёнок может заболеть уже дома, но там он точно также контактирует с теми же родственниками, поэтому необходимость этого анализа при посещении пациентов непонятна.

Опять же для сравнения: в европейских клиниках при кардиохирургических операциях никаких анализов от посетителей не требуется. И в тоже время, количество различных осложнений от сторонних инфекции в отделениях там минимально, и гораздо меньше чем в наших отечественных кардиоклиниках, несмотря на обилие запретов.

Возвращаясь к отделению КИТ Филатовской больницы, особо нужно особо отметить медицинский персонал, который там работает. Возглавляет это отделение выдающийся кардиохирург, профессор Владимир Николаевич Ильин. Его мастерство заставляет восхищаться кардиохирургов и пациентов не только в нашей стране, но и во всем мире. Владимир Николаевич собрал в отделении самых лучших и хорошо зарекомендовавших себя специалистов:

  • Евгений Юрьевич Данилов – известный врач рентгенохирург, блестяще выполняющий все виды эндоваскулярных вмешательств.
  • Олег Юрьевич Корноухов – врач сердечно-сосудистый хирург, занимающийся организацией лечения маленьких пациентов.
  • Владислав Алексеевич Крюков – врач-кардиолог, специализирующийся на ультразвуковой диагностики. Качество выполненных Владиславом Алексеевичем диагностических процедур, и достоверность результатов никогда не вызывает сомнения.
Читайте также:  Васкулит прогноз на жизнь

Всех специалистов перечислить невозможно, однако судя по отзывам на форуме , все они блестяще выполняют свою работу, что видно также и по результатам операций: за 2009 год в отделении КИТ Филатовской больницы были достигнуты лучшие показатели по эндоваскулярным и полосным операциям среди отечественных кардиоклиник.

К сожалению, гарантированно получить бесплатное лечение в этом отделении могут только жители г. Москва. Жители Московской области также могут обслуживаться бесплатно, однако для этого им необходимо получить направление из Департамента здравоохранения (так называемый розовый талон). Жители других регионов нашей страны также могут получить такое направление, однако это сопряженно с некоторыми формальными трудностями, и достоверно не удалось определить перечень документов, необходимых для получения розового талона. Поэтому для жителей других регионов, бесплатное обслуживание в отделении КИТ не гарантируется, однако в этом случае могут помочь благотворительные фонды.

В заключении, можно сказать что в целом результаты работы отделения КИТ и условия пребывания пациентов в этом отделении близки к европейским стандартам, уровень мастерства хирургов в этом отделении один из самых высоких в нашей стране, поэтому мы рекомендуем родителям при выборе кардиоклиники для своего ребёнка, рассмотреть этот вариант.

Источник: www.tenox.ru

Половина сердца

Как детские кардиохирурги Филатовской больницы исправляют врожденные пороки сердца

О своих будущих пациентах врачи отделения кардиохирургии в Филатовской больнице порой узнают еще до их появления на свет, а операции проводят сразу после рождения. А бывает и так, что на переделку всей кровеносной системы и превращение «недосердца» в полноценный орган уходят годы. В десятилетнюю годовщину кардиохирургического отделения, с которым Русфонд сотрудничает с 2015 года (за это время собрано около 40 млн руб. на лечение 100 детей), мы решили посмотреть своими глазами на работу врачей.

«Смотреть там особенно нечего, минут 15 вам хватит», – суховато сказал заведующий отделением профессор Владимир Ильин. Операционный блок оказался совсем рядом – надо только пройти через несколько промежуточных помещений. В одном из них нас одели в голубые комбинезоны, шапочки и маски, в следующем – продезинфицировали.

Операция уже началась. Мы тихо вошли. В центре под яркими лампами неожиданно маленький стол, по бокам стоят плечом к плечу, загораживая то, что на столе, четыре человека в голубом. Один из них похож на насекомое: две лупы, приклеенные к стеклам очков, и длинный фонарик-хоботок между ними. Справа от этой группы стол с инструментами, еще более стерильный, чем все прочее в операционной. Слева кабина анестезиолога. Не знаю, как ее лучше назвать: иногда, когда садишься в самолет, дверь к пилотам приоткрыта, и у них там примерно так же – экраны, приборы, тумблеры и ручки со всех сторон. Край стола со стороны анестезиолога отгорожен от оперирующей бригады легкой тканью – и из-под нее высовывается морщинистая, удивительно крошечная детская головка с закрытыми глазами. Это пятидневный Никита.

После первого шока уже не страшно: всюду приборы, и подключенного к ним Никиту ты тоже воспринимаешь как механизм, которым можно управлять. По экранам бегут кривые давления Никиты во многих точках его сосудистой системы. Мы знаем точный состав выдыхаемого Никитой воздуха. Перед нами несколько больших электронно управляемых шприцев с препаратами: девушка-анестезиолог ведет тонкую настройку Никитиного организма, стерильным пальчиком нажимая то одну, то другую кнопку.

На полу рядом с нами низкая табуретка. Я встал на нее и заглянул за натянутую ткань. Там, посреди белых простыней, скрывающих все остальное, в небольшом углублении ритмично вздрагивает маленькое розовое сердце. Люди вокруг него кажутся одним восьмируким существом. Хирург с лупами на очках мягко, но очень решительно ощупывает сердце, приподнимает, почти переворачивает и прошивает маленькой кривой иглой, за которой тянется почти невидимая нить. Нить принимает рука ассистента (он напротив), мгновенно завязывает узел, протягивает руке операционной сестры – чик, кончики обрезаны. Хирург невнятно гудит из-под маски, но ассистент все понимает и сразу отсасывает трубкой скопившуюся красноватую жидкость, а сестра подает очередной инструмент.

Читайте также:  Лейкоцитокластический васкулит

Работа над ошибками

Если бы Никитой не занялись сразу после рождения, он бы довольно быстро умер. Природа кое-что перепутала в хитром механизме его сердца. Сначала расскажу, как все было задумано. Наше сердце состоит из двух половин – левой и правой (и там и там есть предсердие и желудочек). Между ними перегородка. Левая половина заведует большим кругом кровообращения: выталкивает кровь в аорту, откуда она расходится по всему телу. А возвращается кровь по венам уже в правую половину сердца, откуда по легочной артерии выталкивается в сторону легких. Из легких обогащенная кислородом кровь возвращается в левую половину и – цикл закончился – опять отправляется через аорту по большому кругу.

Вот так оно должно было работать. Но у Никиты удивительный механизм сломался задолго до рождения. Причем серьезно. Артерии поменялись местами, и получилось, что большой и малый круги – каждый сам по себе. Порок сердца находят примерно у 1% детей, родившихся живыми, Никитин вариант среди этого 1% совсем не редкость. У него отдавшая кислород кровь, вернувшись в сердце, отправляется не к легким за новым кислородом, а опять по всему телу, хотя отдавать ей уже нечего. А богатая кислородом кровь живет в своем ограниченном мирке: возвращается из легких в сердце и сразу же опять отправляется в легкие.

Чисто технически очень понятно, как починить сердечный мотор: надо его остановить, переставить два сосуда местами и снова запустить. Но завотделением Владимир Ильин очень не любит такие разговоры: все равно вы по-настоящему ничего не поймете. Чтобы получить право самостоятельно прикоснуться к живому человеческому сердцу, говорит он, кардиохирург должен не меньше десяти лет проработать за столом в качестве ассистента. А лучше – больше. Когда-то этот путь прошел он сам. Потом у него учился Олег Корноухов, оперирующий сегодня Никиту. Теперь Корноухов передает умения своему ассистенту. Ильин много лет руководил отделением кардиохирургии новорожденных и младенцев в Бакулевском центре, а в 2007-м пришел создавать такое отделение здесь, в Филатовской. То, о чем он мечтал, в огромном Бакулевском сделать было невозможно: «Здесь у нас в пределах отделения есть вся необходимая нам техника и все специалисты, – объясняет Ильин. – Не нужно ребенка везти в другие подразделения на анализы или консультации. И каждым пациентом занимается единая мультидисциплинарная команда врачей». Команда – это не просто несколько хороших врачей, говорит Ильин, надо уметь уважительно общаться, разрабатывать совместные подходы к лечению, углублять знания в смежных специальностях. То есть сработаться, найти свое место.

Хирург Оксана Калинина, до того занимавшаяся операциями на открытом сердце, в Филатовской полностью перешла на эндоваскулярные (внутрисосудистые): «Мы решили, что так правильнее, женщине все-таки тяжело жить в постоянном стрессе», – объясняет Калинина. А с двумя очень неплохими специалистами пришлось вообще расстаться, потому что не сработались, без лишних сантиментов вспоминает Ильин. Он не из тех, кто пытается изображать любезность и открытость. Профессор специализируется не на внешних коммуникациях, а на организации работы отделения. К нему многие перешли из Бакулевки, в свои 70 с небольшим он помнит, кажется, всех детей вместе с их диагнозами (400 в год), которые прошли через отделение. А еще у отделения финансирование в 17 раз меньше, чем у такого же в США, нет денег на уборщиц, нехватка места и куча других проблем, о которых, в принципе, не Ильину надо бы думать, но больше некому.

Остановка по требованию

А Никите между тем собираются остановить сердце. Оно пока бьется, но в сосуды возле него уже вставлены трубки с металлическими наконечниками, по ним кровь в обход сердца пойдет в аппарат внешнего кровообращения. Перфузиолог (специалист по искусственному кровообращению) подкручивает ручки своего аппарата, пластмассовые трубки наполняются кровью: начинается искусственное кровообращение. Осталось пережать сосуды и вызвать остановку сердца. Но как? В сердце вводят специальный раствор, блокирующий электрическую активность миокарда (мышечного слоя сердца). Препарат будет действовать примерно полтора часа. Синусоиды на экранах вытягиваются в прямые линии, сердце вздрагивает и останавливается. Побледневшее и опавшее, оно теперь как забытая кем-то тряпка посреди операционного стола.

В детском сердце все такое маленькое, что почти невозможно разглядеть, как отрезают и пришивают на другое место сосуды. И очень трудно поверить, что эти тонкие, почти прозрачные лоскутки, сшитые нитками, будут держаться и работать. Никитина поломка непроста в ремонте, но уж если все удалось, сердечный насос работает как новенький, будто его поменяли по гарантии. Другая распространенная неисправность поддается починке гораздо сложнее.

Читайте также:  Милдронат при брадикардии

Источник: rusfond.ru

Отделение кардиохирургии и интенсивной терапии

В Консультативном кабинете Отделения кардиохирургии и интенсивной терапии ГБУЗ ДГКБ им. Н.Ф. Филатова можно обсудить индивидуальный распорядок консультации по телефону горячей линии: 8 (499) 254-84-70 с 10-00 до 16-00, или через форму «Записаться ON-LINE» на сайте: Filatovmos.ru. Наряду с этим, наши специалисты в период эпидемии COVID-19 самостоятельно свяжутся с Вами до осмотра и уточнят необходимость консультации и условия обследования , в случае, если переносить его с целью соблюдения всех условий режима карантина и противоэпидемических мероприятий нежелательно.

Линия для детей с врожденными пороками сердца:
8 (499) 254-84-70

(по рабочим дням 10:00-16:00)

Круглосуточные телефоны для неотложных ситуаций:

8 (499) 254-17-02 (Отделение кардиохирургии)
8 (968) 894-19-47 (дежурный администратор больницы)

Поздравление Президента Европейской Ассоциации кардиохирургов
с 10-летием отделения кардиохирургии Филатовской детской больницы читать>>>

Отделение кардиохирургии ГБУЗ ДГКБ №13 им. Н.Ф. Филатова ДЗМ недавно отметило 10 – летие своего создания. В начале 2000-годов в столице отмечается неуклонный рост рождаемости, который к 2005г , практически, в 2 раза превысил результат 10-летней давности и продолжал расти с каждым годом. Этот замечательный, с точки зрения демографии факт, для врачей педиатров, неонатологов и кардиологов означал, что число детей с врожденными дефектами развития, и, в частности, с врожденными пороками сердца, нуждающихся в неотложной врачебной помощи, также значительно возросло. Увеличение числа детей с пороками сердца заметно сказывалось на показателе детской смертности в столице. Департамент здравоохранения в полной мере представлял себе всю глубину нарастающей проблемы в детском здравоохранении. Поскольку, федеральный центр ССХ им. Бакулева уже перестал справляться с потоком больных московских детей, с согласия мэра Москвы, было принято решение создавать собственную службу детской кардиохирургии. Выбор пал на Филатовскую больницу, имевшую большой опыт неотложной помощи детям с пороками развития, обширный спектр хирургических отделений, включая отделения торакальной хирургии, неонатальной хирургии, неотложной хирургии и др. В корпусе №6 были реконструированы и оснащены современным оборудованием помещения на третьем этаже, достаточные для размещения и лечения 20 пациентов.

С первых же лет работы Отделение кардиохирургии продемонстрировало активную, эффективную, современную работу. Организационная структура Отделения позволила квалифицированно выполнять, практически, все этапы хирургического лечения пациентов с ВПС: экспертную диагностику пороков сердца, до- и послеоперационную интенсивную терапию, кардиохирургические вмешательства на «открытом» и «закрытом» сердце, рентген-эндоваскулярные хирургические и диагностические процедуры, а также — кратковременную послеоперационную реабилитационную терапию. Планы ДЗ по лечению детей с ВПС выполнялись с первого же года работы Отделения. Налажено взаимодействие с родильными домами, развернута работа выездной кардиологической бригады для квалифицированной диагностики ВПС и консультирования пациентов на местах, организована «горячая телефонная линия» для консультирования родителей и врачей, активно начал работу «консультативный кабинет» детского кардиохирурга в КДЦ больницы.

За 10 лет работы Отделения были выполнены почти 3700 операций, из которых 1700 – в условиях искусственного кровообращения и более 900 — эндоваскулярных вмешательств. Операционная летальность составляет в настоящее время 1,7%. Около 22-25% оперированных пациентов – новорождённые с «критическими ВПС». Эффективно работает кабинет пренатальной диагностики ВПС, в котором за 2 года обследовано 430 беременных женщин с подозрением на порок сердца у плода. Более 100 новорожденных детей, с пренатально выявленными пороками сердца, получили хирургическую помощь в Отделении кардиохирургии в течение первого месяца жизни.

В спектре патологии, с которой успешно лечат детей в этом Отделении, наряду с ДМПП и ДМЖП, преобладают тетрада Фалло, коарктация аорты, транспозиция магистральных артерий, двуотточный правый желудочек, атрезия легочной артерии, единственный желудочек сердца, тотальный и частичный аномальный дренаж легочных вен, стенозы клапанов аорты и легочной артерии и др. Широко применяются методы рентген-эндоваскулярной хирургии для малоинвазивной коррекции ДМПП и ОАП. Успешно выполнен ряд сложнейших операций при относительно редкой патологии, например — операция двойного переключения при корригированной транспозиции магистральных артерий четырем пациентам. Качество работы коллектива Отделения кардиохирургии сопоставимо с результатами большинства Европейских клиник, о чём свидетельствует База Данных Европейской Ассоциации Детских Кардиохирургов, в работе которой участвует этот коллектив.

Источник: filatovmos.ru